На регуляторе лежит огромная ответственность

– Александр Валерьевич, как Вы оцениваете состоя¬ние нормативной базы, касающейся взаимодействия участников перевозочного процесса и госорганов в части обеспечения и повышения безопасности на транспорте? Какие нормативные правовые документы, по мнению специалистов Ространснадзора, необходимо принять или изменить в ближайшее время?

– В наше время на регуляторе (Минтрансе России) лежит огромная ответственность за нормативно-правовое регулирование. Сегодня путь от идеи до внедрения новых технических решений и технологий, особенно основанных на цифре, очень короткий. Успевать за всеми новациями непросто, особенно в вопросах обеспечения безопасности перево¬зочного процесса.

К примеру, с 23 января на Ространснадзор возложены полномочия по выдаче свидетельств на право управления железнодорожным подвижным составом. В условиях пандемии мы были вынуждены приостановить проверку теоретических знаний у кандидатов, так как дистанционный формат ее проведения не был предусмотрен. Сегодня специалистами Госжелдорнадзора и ОАО «РЖД», инициировавшими данный вопрос, готовятся соответствующие предложения в нормативный правовой акт Минтранса России, которые позволят использовать цифровые технологии, апробированные в удаленном режиме работы, для оценки знаний будущих машинистов.

Реестровая форма разрешительных документов, предложенная для лицензирования, стала весомым аргументом для внесения поправок в положения о лицензировании отдельных видов деятельности на железнодорожном транспорте, в которых присутствует бумажный бланк лицензии.

Требует постоянной актуализации и наша «Библия железнодорожников» – Правила технической эксп-луатации. Это живой документ, работа над которым не прекращается ни на один день. В инициативном порядке ОАО «РЖД» разработало их новую редакцию, которая сегодня поступила на рассмотрение специалистам Ространснадзора.

– А каково Ваше отношение к новым законам, касаю¬щимся реформы контрольно-надзорной деятельности? Насколько в результате их принятия изменится работа Ространснадзора?

– Мне глубоко симпатична парадигма, предлагаемая законопроектом «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в РФ». До реформы контрольно-надзорной деятельности органы государственного контроля в основном были ориентированы на плановые проверки, проводимые с определенной периодичностью в отношении всех организаций железнодорожного транспорта. Основной задачей инспектора было выявление нарушений обязательных требований, изложенных в многообразных, в большинстве своем несистематизированных законодательных актах. Система оценки результативности инспекторского состава базировалась на количестве административных наказаний, принятых мерах ограничительного или запретительного характера, количестве приостановленных или аннулированных разрешительных документов.

В ходе реформы контрольно-надзорной деятельности уже был задан тренд на риск-ориентированный подход, повышающий результативность и эффективность государственного контроля. Окончательно сформировать новую идеологию надзора позволят принципы, провозглашенные законопроектом, который 17 апреля прошел первое чтение, а также регуляторная гильотина, в рамках которой ведется ревизия всех обязательных требований.

Из основных идей законопроекта – приоритет профилактики, риск-ориентированный подход, запрет на оценку деятельности через систему наказаний, электронное контрольно-надзорное производство. Существенно расширены инструменты для оценки соответствия обязательным требованиям, многие из которых применяются без взаимодействия с контролируемыми лицами. Систематизирован перечень контрольно-надзорных действий по каждому мероприятию.

Некоторые положения законопроекта мы уже сегодня пытаемся реализовать в рамках выполнения программы профилактических мероприятий.

– Расскажите, пожалуйста, об участии службы в работе по реализации механизма регуляторной гильотины. Каковы текущие результаты?

– Железнодорожники начали реализацию регуляторной гильотины задолго до ее официального провозглашения. И в итоге оказались наиболее подготовленными к ее проведению.
Результаты этой работы уже сегодня можно оценить по количеству поправок, внесенных в Правила технической эксплуатации железных дорог РФ, а также по эволюции приказа Ространснадзора о перечне актов, содержащих обязательные требования для надзора в сфере железнодорожного транспорта. Если в его первой редакции для целей надзора в этой сфере был указан 121 акт, то в действующей редакции их всего 12.

Подводя итоги, отмечу, что два важнейших документа подготовлены Ространснадзором и установленным порядком внесены в Минтранс России в рамках реализации механизма регуляторной гильотины: проект поправок в закон «О железнодорожном транспорте в РФ», которыми предусмотрено закрепление в законодательстве вида государственного контроля в сфере железнодорожного транспорта, его предметов и объектов, а также проект постановления правительства РФ «Об утверждении Положения о федеральном государственном контроле (надзоре) в сфере железнодорожного транспорта». Документы разработаны в соответствии с утвержденной дорожной картой и в установленные ею сроки. Они уже рассмотрены и одобрены соответствующей рабочей группой.

– Следите ли Вы каким-то образом за тем, чтобы при происходящей ревизии законодательства соблюдался баланс интересов всех участников рынка, работающих на сети РЖД?

– Бывает, что при отмене ряда нормативных правовых актов, регулирующих вопросы обеспечения безопасности движения поездов, ОАО «РЖД» издает свои нормативные акты, заполняющие правовой вакуум. Однако давать им оценку на предмет использования доминирующего положения на рынке является прерогативой Федеральной антимонопольной службы. При наличии таких обращений от граждан или организаций в наш адрес стараемся рассматривать их объективно, учитывая полномочия, возложенные на ОАО «РЖД» законодательством как на перевозчика и владельца инфраструктуры. Не стесняемся указывать на превышение полномочий, если выявляем такие случаи.

– А как Вы относитесь к предложению ассоциации «Промжелдортранс» о переносе на год сроков завершения работы в рамках регуляторной гильотины?

– Все обязательные требования в сфере железнодорожного транспорта уже давно систематизированы, ранжированы по угрозам и, вероятно, не претерпят сильных изменений. Опасения «Промжелдортранса», скорее всего, находятся не

в геометрических параметрах производственных объектов и нормах их содержания в эксплуатации, а в системе отношений участников перевозочного процесса.
Со стороны Ространснадзора сегодня всем участникам перевозочного процесса созданы равные условия для декларирования своих позиций. В настоящее время ни одна новелла транспортного законодательства не проходит без ее публичного обсуждения с обществом, бизнесом и наукой.

При том уровне готовности, который существует в сфере железнодорожного транспорта в вопросе ревизии обязательных требований, перенос сроков еще на год является непозволительной роскошью. Да и убыточно для всех продолжать еще год контролировать нормы и правила, которые технически и технологически устарели, давно не применяются на практике или носят бесполезный для охраняемых законом ценностей, но обременительный для бизнеса характер.

Беседовала Надежда Вторушина

Полную версию интервью читайте в №13-14 журнала РЖД-Партнер.

Остались вопросы?

Задать вопрос