Транспортное строительство в одном шаге от цифрового будущего

– На Ваш взгляд, цифровизация проектов в транспортном строительстве – это дань моде или действительно прорывные решения?

 – Как уже не раз было отмечено, новые методы не только дают экономию времени, но и порой позволяют предусмотреть гораздо больше деталей. Мы в повседневной практике все чаще и чаще консультируем клиентов, выбравших инновационный, или «гибридный», подход в своих проектах, что позволяет сделать вывод об изменениях в этой консервативной области.

 – Какие решения Вы считаете наиболее перспективными в контексте применения на российских дорогах? Как может измениться процесс возведения и обслуживания транспортной инфраструктуры, если подобные технологии будут внедряться массово?

 – Системы автономного транспорта, будь то автомобили, поезда или другие, возможно, еще даже не появившиеся средства передвижения, – одни из самых упоминаемых современных технологических проектов на любой выставке и конференции. Однако для успешной интеграции требуется комплексная инфраструктура, которая включает в себя умные дороги, камеры с системами компьютерного зрения, которые могут в реальном времени передавать информацию обо всех движущихся рядом объектах и анализировать общую ситуацию на дороге. Многие из этих технологий уже используются и делают поездки из дома на работу более комфортными для рядовых пользователей, а также упрощают процесс доставки грузов из одного города в другой для организаций.

– Как ожидаемый экономический эффект от внедрения подобных технологий соотносится с необходимыми для этого затратами?

 – К примеру, технологии BIM (Building Information Modeling) существенно изменяют работу инженеров-проектировщиков. Решения позволяют наглядно увидеть весь процесс строительства и сократить временные затраты. Анализ данных с помощью BIM происходит в несколько десятков раз быстрее по сравнению с традиционными методами. Аэрофотосъемка с дрона и последующая фотограмметрическая обработка в специализированном программном обеспечении позволяют построить 3D-модель объекта в очень сжатые сроки, при этом детализация поверхности будет очень высокой. Например, цифровая реконструкция участка работ площадью 1 кв. км займет около 3 ч, включая непосредственно сам процесс аэрофотосъемки. В результате обработки специалисты получают облако точек и цифровую модель рельефа (ЦМР), которые можно использовать для измерения различных показателей – объема, площади и дистанции. Полученная в результате такой обработки геопривязанная модель, все точки которой имеют обозначения в системе координат проекта, позволяет сравнивать фактические данные с проектом для оценки качества выполненных работ, контроля объемов и сроков.

Другими словами, с помощью цифровой реконструкции модели можно оперативно получить виртуальный слепок состояния объекта в определенный момент времени. Если делать такие слепки с определенной периодичностью, можно отслеживать прогресс выполнения работ и при необходимости легко откатиться на любой этап строительства. Благодаря этому все действия будут задокументированы, что делает невозможным искажение объемов выполненных работ и существенно облегчает выявление ошибок и отклонений от проекта даже в случае скрытых действий.

Кроме того, с помощью 3D-моделирования на качественно новом уровне решается вопрос визуализации процессов строительства – от сухих чертежей с минимумом информации можно перейти к реалистичным текстурированным моделям объектов, которые сохраняют масштаб и геометрические пропорции с высокой степенью точности. При этом затраты на внедрение аппаратно-программного комплекса для аэрофотосъемки и фотограмметрической обработки соизмеримы со стоимостью традиционных качественных измерительных инструментов, таких как тахеометры или GNSS-приемники. Вряд ли новая технология полностью вытеснит традиционные методы измерений, но точно сможет дополнить и вывести геодезическое и маркшейдерское обеспечение процесса строительства на качественно новый уровень.

 – Считаете ли Вы необходимым обеспечить переход на подобные технологии законодательным путем?

– По статистике, большинство аварий связано с человеческим фактором. А инновации сегодня в первую очередь направлены на то, чтобы сделать нашу жизнь проще и безопаснее – исключить влияние этого фактора. К сожалению, очень часто технологический прогресс опережает законодательную базу, и мы видим ситуацию, в которой полезные новые решения сталкиваются с бюрократическими барьерами. Надеюсь, в будущем мы сможем свести к минимуму негативную составляющую участия человека в дорожном движении. Закон здесь однозначно должен быть на стороне прогресса.

 – Как Вы думаете, эффективность каких проектов можно поставить под сомнение?

 – Все сомнения пропадают после использования таких технологий в федеральных проектах. Как пример приведу строительство Керченского моста.

Беседовала Юлия Чернышевская

Остались вопросы?

Задать вопрос