Эксперт: около 60% конкурсных закупок идут по спрограммированному сценарию

Что касается ОАО "РЖД", как сообщил эксперт, в 2019 году по 223-ФЗ холдинг заключил более 61 тыс. контрактов на общую сумму более 1 трлн руб., из них инновационных контрактов было порядка 11% от общего числа на общую сумму 109 млрд руб. При этом большое количество договоров (порядка 40 тыс. на общую сумму 158 млрд руб.) заключено на закупку у единственного источника. «Здесь есть тревожная тенденция: РЖД проводят конкурсную процедуру для закупки у единственного источника, а потом ее отменяют. В 2019 году таких процедур было проведено практически 4 тыс. на общую сумму 412 млрд руб., а значит, средняя цена контрактов по этим договорам была 105 млн руб.», – рассказал П. Иванкин.

Причем, по его словам, в этих случаях было хорошо видно, что РЖД интересовал единственный поставщик, и если холдинг, к примеру, не устраивала цена, то принималось решение о том, что торги не состоялись. После таких процедур РЖД заключали договор с одной из своих дочерних структур приблизительно на такую же сумму. Кроме того, президент ИИЖТ заметил, что очень часто РЖД закупают услуги, связанные с основной деятельностью дочерних предприятий. «Понятно, что поставщиком данной услуги может выступить конкретная организация внутри РЖД, но выигрывают тендеры, мягко говоря, необычные компании с маленьким уставным капиталом. Например, один из тендеров на поставку услуг по прогнозированию грузопотоков выиграла компания, основная деятельность которой подразумевает рытье котлованов и подготовку площадки под строительство. Всего эта компания суммарно выиграла тендеров на 25 млн руб.», – рассказал П. Иванкин.

К формированию такой ситуации приводит использование ОАО «РЖД» системы отсечек. П. Иванкин отмечает, что в какой-то части она оправданна, но все-таки вызывает ряд вопросов. К примеру, сомнительным критерием выступает наличие в штате конкретных сотрудников в определенном количестве. Конечно, это подтверждает профильность, но иногда уже на этом этапе начинается отсечка под определенную компанию.
Второй критерий – это опыт. Если говорить о новых предприятиях, особенно в случае с МСП, то войти в контракты, где прописан данный критерий, достаточно сложно, особенно в ситуации, когда на конкурс выставляется определенная услуга. Отсекается большое количество компаний, у которых есть компетенции по данному вопросу, но ранее именно этой услуги в деятельности не было. Третий уровень отсечки – это обеспечение заявки и договоров.

«С одной стороны, это необходимо, и когда мы говорим о поставках оборудования, то вполне объяснимо. Но когда речь идет об услугах, то это составляет 5–10% стоимости контракта, и даже на уровне заявки для компании отвлекать такие средства, чтобы принять участие в торгах, практически невозможно», – сказал эксперт.

Также в работе с РЖД, по мнению П. Иванкина, большим риском являются сроки. Помимо отведенного собственно на исполнение заказа, нужно закладывать время на подписание акта выполненных работ в связи с большим количеством согласований. Кроме того, оплаты стоит ждать 45–90 дней. И в случае если казначейство не будет согласно с нормативами, указанными в акте, то оно может потребовать пересмотра уже подписанного акта. Таким образом, от момента выполнения работ до получения оплаты может пройти от 9 месяцев до 1 года. Подобная политика служит еще одной чертой отсечения для компаний, которые не могут изымать из бизнес-процессов оборотные средства на столь долгий срок.

Остались вопросы?

Задать вопрос