Пандемия коронавируса изменила рынок угледобычи

Основные негативные эффекты проявились на рынке угля весной, когда цены снизились на четверть. Наиболее неблагоприятная ситуация сохраняется на рынках Европы, где стоимость угля достигла $37 за 1 т, что стало самым низким уровнем за последние 17 лет. С. Соколов отметил, что это связано с сокращением загрузки угольных электростанций, а также имеющимися большими запасами угля. Кроме того, угольная генерация в европейских странах сталкивается с жесточайшей конкуренцией со стороны газовых электростанций, потому что цены на газ также стремительно падают.

Падение наблюдается также и в Азии, поскольку самые крупные потребители угля в регионе тоже не избежали спада промышленного производства. Подобная тенденция наблюдается в Южной Корее и Японии. Так, в Японии импорт энергетического угля в I квартале упал примерно на 2,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года, до уровня менее 29 млн т.

«Для российских угольщиков, несмотря на все негативные тенденции, ситуация не столь плачевна. Прибыльность экспорта российского угля снижается вслед за мировым индексом, но все же цены-нетбэк держатся на уровнях $7–10, которые позволяют самым крупным российским угольным компаниям продавать и экспортировать уголь без серьезных убытков», – рассказывает С. Соколов. Он подчеркивает, что в прошлом году уровень прибыльности был ниже и даже падал до отрицательных значений. В этом году российские угольщики получили значительную поддержку за счет сокращения транспортных издержек благодаря скидке на железнодорожные тарифы за западном и южном направлениях. Кроме того, заметно подешевела стоимость аренды полувагонов. Ставки привлечения универсального парка упали на 40%, что дало около $3–4 экономии на транспортных издержках. Также снизилась стоимость перевалки угля в портах, особенно на Северо-Западе, где стивидоры предоставляют значительные скидки, чтобы привлечь дополнительные объемы.

Негативная ситуация на рынке не могла не отразиться на объемах сбыта российского угля. Экспорт российского угля за первые 4 месяца 2020-го упал примерно на 12% по сравнению с уровнем годовой давности. «Однако все уже не так плохо, как было в начале года: в январе падение фиксировалось на уровне 21,2%, в феврале – 12,2%, в марте – 12,7%, в апреле – 10,1%», – добавляет эксперт. «Российские угольные компании в этом году адаптируются к ситуации на мировом рынке. Мы видим ожидаемое резкое снижение поставок через порты Северо-Запада (-22,2%). Но оно пришлось в основном на порты Латвии, так как это наиболее дорогой маршрут. По нему объемы упали примерно в 3 раза. А вот экспорт через российские порты снизился только на 6%, причем некоторые терминалы продолжают наращивать объемы перевалки (например, «Ростерминалуголь» в Усть-Луге)», – рассказывает С. Соколов. Это отчасти связано с тем, что в ряде импортеров спрос на российский уголь носит устойчивый характер (Марокко, Турция). Кроме того, по-прежнему растет экспорт через порты Дальнего Востока в Азию, в том числе во Вьетнам, Индию, Японию. Эксперт отмечает интересную тенденцию: порты Юга показали существенный рост (+13,7%) за счет привлечения грузов в порт Тамань.

С. Соколов также заметил, что некоторые тенденции в структуре экспорта российского угля не связаны с актуальной эпидемиологической ситуацией. Например, снижение поставок через сухопутные погранпосты в Восточную Европу (в первую очередь Польшу) связано с избытком угля в стране. А падение экспорта на Украину связано с политической конъюнктурой.

Остались вопросы?

Задать вопрос