Совместный транспортный план региона Баренцева моря не выгоден для России

Данный совместный план в развитие транспортной инфраструктуры в России не привносит ничего нового – в документе четко указано что развитие транспортной системы российской части Баренцева региона осуществляется в соответствии со стратегическими документами, указанными в п. 3 приложения 2, где перечислены различные стратегии и государственные программы. Другой вопрос, насколько включенные в те документы и перекочевавшие в совместный план проекты актуальны и необходимы.

Можно понять интерес Финляндии в проектах Воркута –Оулу и Каяни – Петрозаводск – они помогут восстановить деревообрабатывающую промышленность, а также усилят положение Оулу как логистического хаба в регионе, а вот интерес России не так очевиден – электронику из Оулу логичнее везти автомобилем, а деревообработку развивать у себя. Следует также отметить, что если Россия заявляет или участвует только в транспортных проектах, которые в ряде случаев конкурируют друг с другом (например, развитие порта в Мурманске и железнодорожный маршрут Петрозаводск – Мурманск – Киркенес улучшит доступность норвежского порта, в результате чего часть потоков может уйти из Мурманска в Киркенес), то в Швеции, Финляндии и Норвегии речь идет о комплексном развитии территорий, поэтому проекты предусматривают не только развитие промышленности, но даже создание социальных объектов.

Потенциал роста пассажирских перевозок, даже не учитывая фактор пандемии, невелик, так как речь идет о малонаселенных районах стран-участниц. Резюмируя, можно говорить о том, что западные партнеры подошли к данному проекту намного более вдумчиво и комплексно.

Остались вопросы?

Задать вопрос